понедельник, 14 февраля 2011 г.

Письмо из Москвы о зимнем отпуске в Тель-Авиве

Я каждый день вспоминаю Израиль. Возвращаюсь туда снова и снова. Какая-то легкая грусть одолевает здесь, в Москве… Мела метель, когда вылетали из Москвы. Переживали, что вылет задержат. Но все обошлось. Самолет поднялся в небо. За заснеженные облака, ввысь к солнцу. Под крылом проплывала карта из Google. Города, море, остров Крит. И наконец Тель-Авив. В вечернем небе сверкая и переливаясь бесчисленными огоньками. Набережная, следом взлетная полоса, куда позже ходили смотреть, как садятся самолеты. Муж подробно рассказывал дочке, какие самолеты шли на посадку.

 

на Тель-Авивском пляже

Тель-Авив встретил теплым и густым, южным воздухом. Этот запах я помню из детства. Пальмы, пальмы, пальмы. Вокруг спокойно и размеренно. Ни каких терактов или страшилок о которых пишут в наших российских газетах. Взяли такси. Неторопливый таксист, заблудившись, все-таки привез нас почти по адресу. Бросив сумку, муж сказал, Идемте, я вам что-то покажу. Мы шли парком, вдоль речки. Хотя речки там один смех, особенно, после родной Волги. Но фикусы! Своей величиной поражают воображение! И большие стайки попугаев, вместо привычных воробьев, повсеместно. И цапли, стоящие вдоль берега речушки, словно нарисованные. Мы вышли на застеленную досками набережную Тель-Авива, как в Бруклине. И вдруг из темноты на нас россыпь брызг! Море! Тёплое! Ну как вам?, спросил муж. От восторга не было слов. Не верилось, что всего несколько часов назад была зима. А тут зимой - тёплое море. Да к тому же какое - бирюзового цвета. такое чистое и прозрачное...

А на утро снова море! Средиземное, оно переливалось лазурными красками, отливалось изумрудной нежностью. Путь по набережной до ул.Аленби был приятен и нетороплив. С купанием в море. С лежанием на камнях. Словно ящерицы грелись на солнышке, столь приятным и ласковым после зимней Москвы. Стоило мужу ненадолго оставить нас одних, как сразу рядом появлялись разноплановые мужчины. Один красавец, загорелый, белокурый мужчина (его мы потом наблюдали не раз), долго раскладывал рядом свою круглую сеть, поигрывая мускулами. Потом красиво заходил в море, закидывал её в воду, опять собирал... Мы много раз  видели  его улова - очень впечатлил мужа. Хотя в том месте, воды по колено. Да в принципе и неважен был результат. Кефаль, да какая... Уж очень красив был тот "рыбак", уж очень красиво входил и выходил из моря. Больше ничего и не нужно было. Пусть просто красиво ходит, исполняя свой загадочный ритуал.

А потом долгие прогулки по Тель-Авиву, по бесконечным улочкам, большим и маленьким. В пальмах, цветах и апельсинах.

Рынок Кармель в Тель-Авиве поражал своим излишеством овощей , невиданных фруктов и невероятным ароматом пряностей. Разнообразием восточных сладостей, и удивительно вкусной выпечкой, так у нас в Москве днем с огнем не сыщешь. Он гудел своим восточным нравом, разливался израильским громкоголосием. Продавец рыбы, звали его кажется Симха, был виртуозен. Смотреть, как он разделывает рыбу было одно удовольствие. Мы с дочкой стояли возле него как завороженные. Потом всегда, проходя мимо, она отыскивала его взглядом и говорила, А это наш знакомый продавец рыбы!

А как не вспомнить театр, в квартале Neve Tsedek, с его садом огромных, желтых грейпфрутов. Где муж с дочкой всегда пытались сбить гроздья висящих фруктов, с хохотом носясь от дерева к дереву, сваливая в кучу мне на скамейку добытые трофеи. А потом мы втроем уничтожали сладкие и сочные до невозможности плоды, добытые в веселой схватке.

Путь домой обязательно пешком. Обычно по ул.Ротшильда, с его аллеей сказочных деревьев. Таких удивительных и волшебных, особенно вечером. Белые дома с огромными окнами, без всякого намека на шторы. Беззастенчиво открыты всякому случайному взору.

Велосипеды… Велосипеды всюду. Припаркованные в самых неожиданных местах. Возле магазинов, заборчиков, остановок, возле каждого столба. На велосипедах все, от мала до велика. И я, поддавшись всеобщему настроению, также как еврейские девушки, объездила на нем немалое количество улочек.

Тель-Авив прошли вдоль и поперек, уже знали почти все улицы. Если умножить на троих те километры, пройденных почти каждый день по Тель-Авиву, то получится внушительная цифра. А ведь еще охватывали ближние города…

Продолжим...?  это письмо  kuenco 

Комментариев нет:

Отправить комментарий