понедельник, 7 февраля 2011 г.

Государыня моя, Кострома!

Cлавный город Кострома – большой, судя по карте, и название такое красивое. Так и манит своим загадочным именем.

Гостиницу я решила выбрать заранее по Тырнету, ибо к праздникам, как водится, ничего приличного обычно не находится (да и неприличного тоже).

Если смотреть на карту города, то сразу понятно (по дорогам и центральной площади), что центр вот ТУТ, и нигде больше! Значит надо выбирать где-то именно там… Перебрав несколько гостиниц я решила остановиться на неком отеле, расположенном вроде бы в самом центре города.

Ценный совет: проверьте, записали ли вашу фамилию на рецепшн (попросите повторить, желательно 3 раза), а так же скажите, чтобы под страхом смерти никому, кроме вас, телефон ваш контактный не давали). Там люди оказались простые, нарзаном не измученные, поэтому когда позвонила в гостиницу Люся с твёрдым намерением всё же поехать с нами, вот тут-то и выяснилось, что фамилию они мою не записали, а  телефон контактный сверить, так это пожалуйте – диктую!

Решено было ехать в праздничную субботу, 10 июня, в 6 утра, но мы проспали, от чего выехали очень поздно – в 7 утра – и попали в пробку на вечно ремонтирующейся ярославке. Ремонт растянулся от Кощейково до самого ПГ на озере Торбеево, поэтому 80 км от Москвы мы ехали (ой, не дайте мне соврать!) часа 4. Дальше дело пошло резвее.

Итак, в Костроме мы были в 13:15 и дело оставалось за малым – найти отель в городе, не имея карты (навигатор мужественно молчал, зная в Костроме всего 3 улицы). Хорошо хоть я подготовилась и распечатала кое-что о Костроме вместе с картами. Переехав через широченную Волгу, мы влились в довольно шустрый город, проехали по широкой улице через центр города, свернули на проспект Текстильщиков, который больше был похож на деревенскую улочку, а с него на ул. Пятницкую, которая и вовсе обросла покосившимися полуразрушенными домиками. Итак, вот она - та самая, казавшаявя в интернете центральной, улица!

Проезжая по бездорожью мимо бетонного забора с краном, мы искали наш отель, который, если верить карте, находился на набережной в самом центре города…

В 13,30 мы стояли как зайчеги на рецепшн.

- Как, вас четверо?.. А у меня в заявке только трое…

- Так я же звонила и уточняла! – недоумевала Люся, которая по телефону уточнила им мою фамилию (3 раза) и выведала мой телефон.

- Да? А я не в курсе – видимо не моя смена была. Ну да ничего, сейчас ещё один комплект белья принесут.

Весёленькое начало …

Коридор встретил нас странным запахом – то ли сырости, то ли дерева… В общем, удушливым и непонятным (как выяснилось потом, прямо под номером находится сауна – скорее всего запах и сырость оттуда).

Скромненько, чистенько, но меня почему-то очень смущало отсутствие наклеек на унитазе, типа «Дезинфицировано», которые мы находили даже на «вилле» гостиничного типа в Хорватии. Вместо таких наклеек лежали напечатанные на принтере и нарезанные обычными ножницами дрожащей рукой бумажки, кое-где по две штуки сразу… Постаралась не придавать этому значения и всячески гнала дурные мысли прочь (отель приличный, люди сюда тоже приличные, с виду, ездят – те, кто не знает, в какой это ж, но умеет пользоваться интернетом).

Подивились, разложились и пошли в город фоткаться – сегодня маршрут свободный, а на воскресенье я заранее экскурсию заказала прямо по телефону через отель – очень удобно, кстати! А ещё надо найти место для перекуса и купить сувениров!

 

Естественно, что всё, что я напечатала заранее о славном городе Костроме, я прочла максимум по диагонали. Думала, что прочитаю позже, да не сложилося… Итак, велкам ту Кострома!

 

Первое впечатление: ну и чего мы сюда приехали?.. Первое впечатление Лёши: блиииин....

Раздолбанный город без дорог, обшарпанные домики, разваленные, задолбанные жизнью люди смотрят на нас, как на инопланетян. Архитектура? Да, архитектура была не тронута большевиками, но тронута теми, кто пришёл им на смену – это был упадок жизни во всех её страшных проявлениях. А ведь, судя по карте, это был центр города…

Через 10 минут мы достигли исторического центра. Прошли через чудом уцелевшие и не потерявшие своей изначальной функции торговые ряды (необычно большие – они из центра города спускались каскадом до самой Волги и дали названия прилегающим улицам – например, ул. Молочная гора).

 

Цены там, надо сказать, не уступали, а то и превышали столичные – 1 кг вишни / черешни 230 рулей! А чтобы не пугать туристов сразу, пишут цену 23 руб., а под ней мелким шрифтом «за 100 гр» подписывают.  

Центральная площадь – роскошные жёлтые здания и знаменитая пожарная каланча.

 

Весь этот ансамбль расположен на Сусанинской площади. Если встать прямо посреди площади, на кругу, напоминающем нулевой километр в Москве, и повернуться спиной к красивому бульвару, чтобы пожарная каланча была справа, то прямо через дорогу перед вами будет пешеходный проспект с памятником Ивану Сусанину.

 

Зашли в сувенирную лавку в Торговых рядах, торгующую льняными изделиями (что Кострома – льняная столица России, это я прочитать успела!) и накупили там салфеточек, полотенчиков, платочков…

 

- Так, нам на Катькину свадьбу нужен рушник! – сказала как бы про себя Люся.

- Сейчас подберём рушник для Катьки! Посмотрите вот этот вот! – метала рушники из-под прилавка продавщица. В общем, и рушник для Катьки тоже нашли!

 

Небо начало как-то недобро хмуриться, поднялся ветер – пора искать место для позднего обеда!

За центральными торговыми рядами увидели вывеску «Кафе Бляхин Клуб» - решили пойти в указанном направлении. Спустились вниз по ступням, увидели торгующих какой-то снастью рыбаков (странное место они выбрали – во дворе, может контрабасом приторговывают?..), и выходящую из дверей кафе женщину в тапках и домашнем халате советского образца. Испугались и решили поискать что-нибудь другое…

 

Пошли в любимом направлении – на лево (если встать спиной к Бляхиному клубу) – и увидели вывеску «....» (не буду писать на всякий случай название). Внешне тоже как-то странно выглядело, но люди вышли оттуда приличные и весёлые, а на улице, меж тем, становилось уже как-то совсем нехорошо… Решено, или сюда, или никуда!

Нас встретила радостная девушка в задорном национальном костюме и сразу же проводила нас за столик. Интерьер там просто чумовой: тёсанные столы, лавки, под потолком висят ложки, самовары и прочая приятная мелочь, вокруг снуют официанты в красных рубахах и официантки в расшитых сарафанах, а главное – там стоят огромные баки СОБСТВЕННОЙ ПИВОВАРНИ!

 

Не поверив глазам своим, убедились у официанта, что это не муляж, и что они действительно варят СВОЁ, живое пиво! Ясно дело, что уйти трезвыми после такого заявления мы оттуда не смогли. ))) А под заказанную башню пива там приносят ещё и бесплатные свойские сухари из чёрного хлеба (который сами же там и пекут), обжаренные в маслице с чесночком… Изучив меню (по ценам не сильно отличается от московских), решено было взять к пиву борща, шашлыку с молодой картошкой и ещё разного вкусного мяса. Когда нам принесли обжигающий борщ в глиняных крынках с расписной деревянной ложкой, всем было понятно, что кушать все наши дни отдыха мы будем только тут.

Переждав бурю, наевшись вдоволь, мы заранее забронировали столик на следующий день. Меж тем менеджер заинтриговала нас тем, что вечером у них будет живая музыка, и что во втором зале у них стоит самогонный аппарат…

Как ни странно, но вышли все трезвые – вот что значит живое, настоящее пиво!

Вода потоками стекала с горы вниз, к Волге, туда же пошли и мы. По дороге нам попался музей природы Костромской области (должно быть интересно, но сейчас неохота), а так же наглухо заколоченный ставнями с амбарными замками Департамент культуры Костромской области...

Вынесло нас аккурат к Московской заставе. Широка река Волга, красива! Через кучевые розово-жёлтые облака просвечивает солнышко, а к самой набережной не подобраться – разливается бывшая буря огромной лужей, вбирая в себя ручьи, а в её глади отражается небо. Да отражается так, что сливается с рекой, и не понять, где вода, а где небо, где верх, а где низ.

Увидев этакую красоту, непременно захотелось мне сфотографироваться так, как будто гуляю я по небу. Полезла в самую лужу, не щадя тапок, но свой заветный снимок получила! Ну а потом мы пошли по набережной до самой гостиницы, которая встретила нас в новом великолепии. По дороге встретили очень дружелюбного местного жителя, который даже дал себя погладить (не то, что аццкий зверь, живущий у родителей).

Время было только пол пятого, но уже ничего не хотелось – ни достопримечательности месить ногами, ни грязь смотреть. Но не просто же так валяться в номере остаток дня! Решение пришло неожиданно – прямо под нашим номером есть же сауна!!! Имелось там даже джакузи. В общем, отдохнули на славу. Минусом был только ледяной и очень скользкий пол, практически неработающий слив в душе (причина скользкого пола повсюду) и произвольно падающая шторка всё в той же душевой, но это были мелочи по сравнению с полученным удовольствием! Единственное, что напрягало уже не только меня, так это вообще полное отсутствие знаков о дезинфекции…. Но ведь приличный же отель, да и люди вроде как тоже…

 

 

Ужин состоялся у нас в жутком кафетерии гостиницы. Уставшая официантка путала заказы, а цены были просто космическими. Уж лучше было бы пойти снова в город, в тот самый рестаран, но там вечером был банкет (узнали заранее). Ну что ж, надо ложиться баиньки, а завтра с новыми силами на заранее заказанную экскурсию отправляться!

Когда мы ехали в номер, внимательно рассмотренный нами по картинкам в тырнете, мы договорились, что мы с Лёшкой будем спать на кровати в одной комнате, а Славка с Люсей – в другой на диване. Но когда на разложенный диванчег, представляющий собой раскладушечный каркас с пластиковым реечным дном, уселся только один Слава, даже без Люси, это самое дно с каркасом как-то жалобно скрипнули и выгнулись… Вот тут-то мы и поняли, кто и где на самом деле будет спать…

Утро началось с починки дивана – эта хлипкая конструкция умудрилась выстрелить пластмассовым ребром даже подо мной… Экскурсия была заказана при бронировании номера (общее туристическое бюро работает, видимо, со всеми гостиницами города, поэтому надо просто заранее сообщить по телефону в отеле о том, что вы хотите ещё и культурно обогатиться, а не просто чисто символически "нажраться"). Встали заранее, к обещанному завтраку. Спустившись в кафе крохотных размеров, места нам там, конечно же, не нашлось. Всё та же измученная официантка, что и вчера ночером, сказала, чтобы мы подождали. И мы подождали. А потом ещё подождали. А потом свеженький мальчик-официант сказал нам, что оказывается, в кафе есть и ВТОРОЙ зал, который свободен… Однако не смешно.

Экскурсовод Татьяна, оказывается, всё это время смиренно ждала нас в уголочке ресепшена, приехав на час раньше.

По дороге она рассказала нам о Сусанине: это был реальный персонаж,  крестьянин костромского уезда, который завёл отряд поляков в болота и тем самым спас царя Михаила Фёдоровича, находящегося как раз в своём имении в тех краях. Из болот он не вернулся. Сусанин был деревенским жителем и знал окрестные леса, как свои пять пальцев, поэтому очень сложно поверить в то, что он просто заблудился. А если взять показания свидетелей, а так же тот факт, что Сусанин находился на службе у царя, то мысль о том, что этот человек и его поступок могут быть мифом, отпадает как нелогичная.

Конечно, можно только предполагать, под каким предлогом повел Сусанин поляков до Исупова через огромное болото, но сама цель не может вызывать сомнения - видимо, это была или попытка затянуть время, или попытаться уничтожить тех, кто искал царя. Для Михаила и Марфы Ивановны смерть Сусанина тогда оставалась неизвестной, о ней мать и сын узнали только в сентябре 1619 года, хотя могли бы не узнать вообще …

Едем дальше. По дороге наш замечательный экскурсовод научила нас поворачивать «направо» по-костромски: это когда машешь рукой влево, но упорно твердишь при этом «Да направо же!!!». Насмеявшись вдоволь, она рассказала про эту особенность костромичей (видимо, во мне тоже живут костромские корни), поэтому нам ещё повезло, что она рукой указывала направление движения.

Далее мы побывали в центральном парке, на месте которого, как оказалось, раньше находился костромской Кремль, который в настоящее время безвозвратно утрачен.

«… после пожара 1416 года московские князья переносят кремль на более возвышенное место, на холм восточнее старого детинца, откуда лучше просматривалась Волга... Судя по описанию, в кремле было 14 башен, в том числе 3 проездных. Главные ворота – Спасские – были на торгу, безымянные – со стороны Волги, со стороны Дебри – Ильинские. Башни были четырехгранными, стены рублены «в борозду без тарасов», их высота доходила до 5 м. У проездных башен – отводные стрельни, был и тайник для воды. Все строения в нем оставались деревянными.

Уже до революции на месте старой крепости стали разбивать парк, а валы и рвы методично уничтожать. В советское время это увлекательное занятие доведено до своего логического конца. До революции Старый город еще выделялся на фоне городской застройки своей особостью. Сегодня существует всего две точки, где хорошо видны остатки валов и что-то наподобие рва» (источник: "Моё имя Кострома – туристический портал").

На самом видном месте площади, куда идёт центральная аллея, возвышается памятник Ильичу Ленину, поставленный на постамент достаточно странной формы: в форме как бы маленького храма.

А всё дело в том, что этот постамент задумывался архитектором, как памятник всей царской семье Романовых в святой Руси-матушке к 300-летию дома Романоых. Это должно было быть грандиозное сооружение, не имеющее аналогов в России и Европе. Но тут нагрянула революция, и после расстрела царской семьи ни о каком памятнике Романовым и речи идти не могло, а уж тем более о святой Руси. Поэтому заранее заготовленные бронзовые скульптуры отложили «в долгий ящик», а во время войны переплавили на оружие. Постамент, меж тем, разбирать не стали, а удобненько так воткнули на него памятник вождю мирового пролетариата. С тех пор и стоит он там, такой весь несуразный.

Байка: первый вождь был сделан из железобетона. Но в 70-80хх годах памятник начал разрушаться: у каменного Ильича отвалился подбородок, по всей конструкции пошли трещины. В 1981 году, когда было принято решение о замене бетонного памятника на металлический, проектировщики задумали на теле железного Ильича сделать стальные шипы, чтобы птицы не садились и не портили облик вождя. Но Обком партии не позволил этого сделать. Костромской Ильич показывает на городскую тюрьму, построенную еще в прошлом веке, но действующую до сих пор. Символично.

На обрыве близ бывшего Кремля открывается замечательный вид: направо посмотришь – мост красивый увидишь, налево – реку Кострому, которая впадает в Волгу, ну а прямо посмотришь – увидишь новый город Кострому, если сможешь («Что вы, Волга у нас тут маленькая, узкая – всего-то 800 метров в районе моста!»).

Кстати, новая часть города кардинально отличается от старой, потому что единственный мост построили только в 70х годах ХХ века, что значительно затрудняло сообщение между частями города. А мост через реку Кострому был пущен вообще лет этак на 16 позже, чем через Волгу.

Существует несколько версий о происхождении названия города, но мне больше всего понравилась вот эта: в честь богини Костромы. У древних славян был такой красивый праздник, в честь богини Костромы, праздновавшийся весной. Выбиралась самая красивая девушка, наряжалась во всё самое красивое, и под видом похорон Костромы – жертвоприношения Яриле – её опускали на плоту в реку. Нет-нет, девушку позже вылавливали, потому что славяне всё же были самым миролюбивом народом, который никогда в своих жертвоприношениях не использовал не то, что человечину, но и даже животных. Но тем не менее, позднее вместо девушки стали «топить» соломенное чучело (всё ж холодны воды весенней реки!)

Потом мы поехали в Ипатьевский монастырь, основанный по преданию еще в XIII веке татарским мурзой Четом, потомками которого считали себя Годуновы. Мурзе в этом месте было видение Божьей Матери, которая обещала его излечить от болезни, если он поставит на слиянии рек Волги и Костромы монастырь. После чудесного исцеления татарин принял христианство и возвёл монастырь, который впоследствии Годуновы и Романовы считали своим духовным гнездом.

Сильно вдаваться в подробности истории и описания самого монастыря не стану – это лучше видеть своими глазами и слышать устами экскурсовода. Ну разве что в двух словах, совсем-совсем коротенечко. Итак…..

Вошли мы на территорию монастыря через Екатерининские царские ворота, которые обычно открыты по праздникам, но нам как всегда подфартило – другие ворота были на ремонте. То место, куда мы попали, являлось фактически туристической частью, потому что основная территория монастыря с монахами и кельями была отгорожена от туристического месива.

В доступном для всех месте находится домик Романовых, свечной заводик, колокольня и Троицкий собор.

Троицкий собор Ипатьевского монастыря украшен стенописью костромскими иконописцами во главе с Гурием Никитиным – это просто шедевр искусства XVII века. Внутри находится деревянный искусный резной алтарь, уходящий под полочные своды. Фотографировать там у меня не хватило ни совести ни объектива, поэтому фото оттуда не имею. Роспись внутри показывает всю библейскую историю в картинках (для тех, то не умеет читать), да и вообще – человеческий мозг лучше всё воспринимает на глаз! Одна из многочисленных историй, рассказанная нам Татьяной:

- Вот вы знаете, откуда повелось народное выражение: что ты встал, как столб, не стой как столб? А вот поднимите глаза и посмотрите на вооот ту картинку. Это библейский сюжет, относящийся к уничтожению Богом Содома и Гоморры. Накануне разрушения городов Авраам принимал Господа и двух ангелов, которые явились ему в виде трех мужей. Узнав о готовящемся наказании, Авраам, у которого был племянник Лот, поселившийся в Содоме, просил Господа пощадить города ради праведников, которые там могли находиться, и получил обещание, что города эти будут помилованы, если в них найдутся хотя бы десять праведников. В итоге добрый поступок Лота спас его семью, но не города. «Сказали мужи те Лоту: кто у тебя есть еще здесь? зять ли, сыновья ли твои, дочери ли твои, и кто бы ни был у тебя в городе, всех выведи из сего места, ибо мы истребим сие место, потому что велик вопль на жителей его к Господу, и Господь послал нас истребить его». (Быт. 19:1-14) Сразу после бегства Лота с семьей из города с небес полились огонь и сера, и все было сожжено. Бог сказал им не оглядываться на то, что происходит с городами, но жена Лота ослушалась запрета, оглянулась и превратилась в соляной столб. Отсюда и пошли такие выражения, как «Что встал, как столб?», «Не стой, как столб!»

Вот такая вот история.

Очень умильно смотрятся на территории монастыря двери, находящиеся на вторых и третьих этажах строений, выходящие прямо на улицу безо всяких там лестниц (чего уж там!).

Такое я вижу не впервые, но в первый раз узнала, откуда они взялись: оказывается, русские архитекторы не умели строить лестницы внутри зданий! Поэтому все двери на верхние этажи, равно как и лестницы, были снаружи. Когда же строить лестницы в привычном нам нонче формате научились, старые разобрали, а двери девать было уже некуда, поэтому так вот и чернеют они в постройках XV века прямо наружу на верхних этажах, вводя в ступор туристов, особенно иностранных.

Неподалёку от Иаптьевского монастыря находится деревянный музей зодчества, образовавшийся там случайно и стихийно, но попасть туда нам было не суждено, мы видели только маковки одной деревянной церкви издалека. Ну что, ж в другой раз.

Дальше мы отправились в сувенирные лавки, подле монастыря, которые, как оказалось впоследствии, были одним из самых лучших мест для покупки сувениров!

Мы провели очень много времени в ювелирной лавке, рассматривая изделия в традиционной для Костромы техники «скани». Это было просто потрясающе: тонкие серебряные нити, раскатанные толщиной в человеческий волос (а может и меньше), переплетались между собой, создавая воздушное невесомое светлое кружево. Даже не верилось, что эта красота сделана вообще из металла! Но даже не столь это произвело на нас огромное впечатление, сколь ЦЕНЫ… Серебряные изделия с полудрагоценными камнями продавались там по цене столичной бижутерии…

Глаза и деньги разлетались с бешеной скоростью. Тут главное вовремя остановиться! Остановились под тем предлогом, что дальше будет больше, едем дальше.

А дальше наш путь лежал в Богоявленско-Анастасиин женский монастырь. Изначально монастырь был мужским, но после пожара 1847 года, уничтожившего пол Костромы, включая и Богоявленский монастырь, он превратился в руины. Спустя 16 лет за его восстановление взялась игуменья Мария, которой и был передан монастырь, который так и стал девичьим.

В XVII веке в монастыре была написана на стене юго-западной башни Смоленская икона Божьей Матери, чудесно сохранившаяся во время пожара 1773 г., после чего и началось её особое почитание. После пожара 1847 г. чудотворная икона вновь дивным образом сохранилась без повреждения, хотя сама Смоленская церковь выгорела дотла. После этого почитание сей святыни еще более усилилось.

В 1887г. пожар в очередной раз причинил большой урон монастырю. Игумения Мария вновь восстановила его, но вскоре она заболела и умерла. После революции Богоявленско-Анастасиин монастырь был закрыт и началось его великое разорение. Богоявленский собор, Смоленская церковь и звонница были отданы под хранилища Костромского государственного архива, располагавшегося здесь до пожара 1982 г., в котором погибли дивные фрески собора. В марте 1991 г. по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II для восстановления монастыря была направлена монахиня Иннокентия, ставшая игуменьей.

17 августа 1991 г. был освящён Богоявленский собор, ставший кафедральным собором города. На следующий день сюда с 10-тысячным крестным ходом была перенесена из Воскресенского храма главная святыня Костромы - Фёдоровская чудотворная икона Божией Матери, которой инокиня Марфа благословила на царство своего юного сына царя Михаила.

Фотографировать в монастыре строго запрещается, равно, как и разговаривать – это настоящий действующий монастырь. Кроме того, на его территории находится духовная семинария.

Заканчивалась наша несколько часовая экскурсия в историческом центре города, к которому мы шли через Аллею Признания, на которой медными табличками в брусчатке были на века вписаны в историю имена великих Костромичей.

Та самая пожарная каланча, архитектором которой является Фурсов П.И., является наследием ЮНЕСКО.

А вот то красивое здание с колоннами, оказывается, суд…

Байка: Фурсов П.И. был очень талантлив, но обладал очень неуживчивым характером, за что и был сослан императором Александром I в Кострому. После постройки в 1825 году Фурсовым знаменитой нонче пожарной каланчи, император (теперь уже  Николай I) решил навестить колыбель рода Романовых с визитом. Когда он увидел творение Петра Ивановича, то цокнул языком и с завистью и досадой произнёс: «А в Петербурге-то такой у меня нет!», но «вызволять» гениального архитектора не хотел за всё ту же «неуживчивость характера и суровый нрав». Благодаря этому в Костроме появились такие строения, как Московская застава на Волге и часть торговых рядов.

Ну что ж, наша экскурсия подошла к концу. Меж тем незадачливые туристы попытались снять нашего экскурсовода прямо на улице – мол, а давайте ещё поработаем, а?.. Но не тут-то было: экскурсии, товарищи, надо заказывать ЗАРАНЕЕ!

Далее по совету экскурсовода отыскали «пряничный» домик (надеюсь, что не промахнулись),

и поехали в знаменитый ювелирный центр России – село Красное-на-Волге. По дороге нас накрыло грозой со швальным ветром. Стихия атаковала нас тоннами воды – ехали, буквально, по приборам. Но и потом дождь играл с нами: то отступал в лёгкую изморозь, то вновь обрушивался бурным потом, перемешиваясь с громом и молниями.

Рассказывать про искусное мастерство местных мастеров, про дивную красоту ювелирных изделий и не менее дивную их стоимость, я, пожалуй, не буду. Скажу только, что дурит нашего брата в столице картельный сговор ювелирных магазинов. А ещё, помимо скани, есть замечательная техника алмазной огранки, которой практикуют несколько ювелирных заводов в данной местности, магазины от коих изобилуют вдоль всей центральной улицы Красного села.

Расскажу-ка я лучше про то, что мы нашли там Красную Площадь! Но сфотографироваться так и не смогли – каждый раз, когда мы к ней подъезжали, нас накрывал дождь. А ещё хочу обязательно рассказать о дорогах!!!!! Если сказать, что они раздолбаны – это ничего не сказать… Мы ехали как на тракторе по бездорожью, планомерно кидаемые по всему салону машины из стороны в сторону. А меж тем, среди всего этого изобилия колдобин торжественно красовался ещё и «лежачий полицейский»! Я уж не знаю, каким экстремалом надо быть и каким обладать при этом транспортным средством, чтобы на дороге в качестве ограничения скоростного режима лежала такая вот мера…

Всю обратную дорогу мы с Люськой как Кощей "над златом чахли", перебирая разные украшения: «Смотри, какое у меня есть!» - «Да, прикольное! А у меня вот какое!» - «Круууто!». А ужин состоялся в уже горячо и искренне нами любимом ресторане. Под живое пиво было заказано много вкусных вкусностей и разных разностей. Впечатлившись самогонным аппаратом в этом зале,

решено было попробовать самогон, который был подан в сервировке с солёным огурчегом, надетым на край рюмки по типу коктейльной дольки лимона на бокал…

Я смешивать продукт не стала, да и вообще я крепкие напитки не люблю, но остальные сказали, что это был класс!!! Поэтому бутылочку самогона и 3 пива было решено завернуть с собой и увезть в Москву в качестве сувенира. =)))))

Но вкусная еда - это было, как оказалось, далеко не самое главное, что нас ждало в этот летний вечер. Мы искали драгоценности в Красном селе, а нашли настоящее сокровище тут, прямо в ресторане посреди города. Сокровище звали Мария Берговская.

Нам обещали вечером живую музыку, так что когда пришёл какой-то человек с аппаратурой и микрофоном, я уж было начала отчаиваться – щас, думаю, как затянет "мурку"…. Однако когда на сцену вышла тоненькая, как тростинка, девушка в копной вьющихся рыжих волос, и звонким голосом безо всякого напряга грянула что-то знакомое, все обернулись в её сторону, застыв с выпадающими изо рта грибочками и огурчиками… Этот голос проникал в самую глубину души, дёргал за какие-то потаённые струны, открывая наружу все дверцы эмоций. Он звенел в душе, как церковные колокола, как песнь соловья, как весенний ручей. Я боюсь, что у меня даже слов не хватит, чтобы описать все эмоции, а девушка меж тем брала совершенно спокойно три октавы и при этом абсолютно не напрягалась – просто пела в своё удовольствие!.  Мне показалось, что её голос отлично ляжет на русские-народные песни!

И что бы вы думали? Пока я ходила в туалет, непременно фоткая местный антураж женской кабинки

 

(кстати, потом попросила Лёшку сделать фото мужской кабинки – уж ОЧЕНЬ было любопытно).

 

 

Так вот, пока я ходила, Лёшка заказал мне песню!!! Русскую-народную плясовую хороводную: «Ой, то ни вечер» в обработке Парка Горького. При этом девушка даже не подозревала о том, что гости могут сделать такую вот пакость, вместо привычных просьб о попсе, поэтому она очень удивилась, когда парень с аппаратурой показал ей, ЧТО она сейчас будет петь… Она было даже сделала круглые глаза, слегка присела и прикрыла рот ладошкой, но очень быстро взяла себя в руки!

Я получила глубокое удовлетворение от этой песни в исполнении Марии Берговской. Я даже попыталась записать это на мобильник, дабы хоть как-то в памяти сохранить то пение, которое вот так вот трогает душу, потому что это казалось совершенно нереальным: в маленьком худеньком теле такая широта души и такой мощный голос.

Запись получилась, мягко говоря, попсово в отвратительном качестве, но даже мобильнику не удалось заглушить голоса, пробирающего мурашками до костей. 

Вышли из ресторана, вопреки ожиданиям, трезвые, но весёлые! Так мы и шли до самой Московской заставы, на которой я спустилась к воде и останавливала надвигающуюся вечернюю тьму.

 

 

Вечером пошли гулять по Костроме – смотреть было больно. А ведь типа колыбель Романовых…

По дороге нам встретился грузовик, подозрительно везущий брёвна в сторону нашего отеля, рядом с которым находилась мебельная фабрика.

Диван под нами пережил ещё одну ночь, правда с тем же результатом на утро. На завтраке в кафетерии отеля была всё та же девушка-официант, похожая уже на зомби. Ещё бы – если работать с 7 утра до 12 ночи 7 дней в неделю…

Выписались из отеля и поехали покупать сувенир на рыночек в Ипатьевской слободе. К слову, на машине осел приличный слой мелкой древесной пыли – видимо, не зря вчера брёвна привезли… и мы этим дышали…

Накупили деревянных ложек (впечатлившись рестораном), свистков, скатертей, сумок льняных, магнитиков на холодильник, да и поехали восвояси!

По дороге сфотографировали муляжи ДПС, поставленные на трассе (когда мы только въезжали в Кострому, мы и правда издалека приняли их за настоящие машины). А что? Молодцы, фантазия есть! =)

 

 

Не смогли пропустить и полную разруху российских деревень.

И нефтяной завод в Ярославле.

А теперь всё, я спать – до дома ещё 280 км!

Кострома, июнь 2010

1 комментарий:

  1. Автор текста и фотографий:
    http://rumanna.ru/
    Неплохо было бы указывать авторство вначале или в конце текста!

    ОтветитьУдалить